Автор – Анатолий Горбунов

Существует такое издание: “Альбом чертежей общего расположения путей, зданий и мостовых сооружений существующих в России железных дорог.” Альбом этот был составлен в 1872 году. Среди иллюстраций есть изображение типового здания станции III-го класса Московско-Рязанской железной дороги, на котором видна табличка с названием “Горки”.

Горками до 1933 года называлась станция Фруктовая. Станция была переименована во избежание путаницы с другими станциями с одноименными названиями.

Билет на поезд от Горок до Голутвина. Судя по компостеру, использован в 1933 году.

Видимо таким (или примерно таким) здание было на момент своей постройки. Движение поездов на участке Коломна-Рязань было открыто в 1864 году, дорога первоначально была однопутной, но уже к 1870 году был проложен второй путь. В этом же альбоме есть изображение моста через реку Воблу (Воблю):

Дорога показана ещё в однопутном варианте, хотя, как видно по иллюстрации, мост изначально проектировался под два пути. Мост вполне узнаваем на современном снимке из космоса:

Пока мне не удалось найти ни одной фотографии старого деревянного станционного здания на Фруктовой, есть только вот такой снимок 1959 года из семейного архива, на котором виден фрагмент этого здания:

Станция выглядит скромнее, по сравнению с рисунком из альбома; возможно его упростили ещё при строительстве, хотя нельзя исключить и позднюю перестройку.

Станция Фруктовая на картине Татаринова Владимира Михайловича, 1956 год:

Скорее всего, художник писал картину с водонапорной башни.

Водонапорная башня, однотипная с той, что существовала на станции Луховицы, служила в своё время для заправки паровозов водой.

Интересно, что участок Москва-Рязань является в своем роде уникальным, т.к. был спроектирован по “английской” левосторонней схеме организации движения, что было следствием привлечения к строительству иностранных (бельгийских) специалистов. Все остальные железные дороги России и бывшего СССР имеют правостороннюю схему движения.

В 1919 году на станции Горки сошёл с рельсов поезд, в котором Л.Д. Троцкий путешествовал по фронтам Гражданской войны. В книге “Моя жизнь” он так описывал этот случай:
“Во время одной из поездок на юг поезд подвергся крушению на станции Горки. Ночью меня подкинуло, и я почувствовал ту жуть, которую чувствуют во время землетрясения: почва уходит из-под ног, нет опоры. Еще в полусне, я изо всех сил обхватил свою постель поперек. Привычный грохот сразу прекратился, вагон встал ребром и замер. В ночной тишине раздавался лишь одинокий слабый, жалобный голос. Тяжелые двери вагона так перекосило, что они не открывались, выйти нельзя было. Никто не показывался, и это рождало тревогу. Не враги ли? С револьвером в руке я выскочил через окно и натолкнулся на человека с фонарем. Это был начальник поезда, который не мог пробраться ко мне. Вагон стоял на откосе, зарыв три колеса глубоко в насыпь и подняв три других над рельсами. Задняя и передняя площадки были исковерканы. Передней решеткой придавило к площадке часового. Это его жалобный голосок, точно плач ребенка, раздавался во тьме. Освободить его из-под плотно накрывшей его решетки было нелегко. Ко всеобщему удивлению, оказалось, что часовой отделался только синяками и испугом. Всего было разбито восемь вагонов. Ресторан, игравший роль поездного клуба, представлял груду полированных щепок. Ожидавшие заступить свою смену читали там или играли в шахматы. Все они покинули клуб ровно в полночь, за десять минут до крушения. Жестоко пострадали еще товарные вагоны с книгами, обмундированием и подарками для фронта. Из людей не пострадал серьезно никто. Причиной оказалась неправильно переведенная стрелка. Была ли за этим неряшливость или умысел, осталось неизвестным. На счастье, мы проезжали мимо станции со скоростью всего 30 километров. “

Есть такое выражение “стрелочник виноват”. Обычно его употребляют, когда всю вину за серьёзное происшествие перекладывают на рядового исполнителя (хотя как правило, причины более глобальны, но за всё отвечает рядовой исполнитель). Так, было и в этом случае. Как выяснилось позже, стрелочник был ни причём: крушение явилось следствием некачественного изготовления шейки оси одной из колёсных пар поезда. Обвинение с железнодорожников было снято.

Во время Великой Отечественной войны, особенно в начальный её период железная дорога и станция Фруктовая в частности, подвергались бомбардировкам немецкой авиации.

В настоящее время, вместо старого деревянного, на станции существует новое кирпичное здание постройки 70-ых годов прошлого века.