Автор – Анатолий Горбунов

Думаю, многим знакомо имя Сергея Михайловича Прокудина-Горского (1863-1944), одного из самых плодотворных фотографов дореволюционной России, снимавшего в цвете по довольно сложной технологии тройного цветоделения. Дошедшая до наших дней часть коллекции его снимков, насчитывает приблизительно 2000 изображений, большая часть из которых – цветные.

Я уже писал о съёмках, которые Сергей Михайлович проводил на территории современного Луховицкого района: https://vk.com/@483672385-semki-stroitelstva-beloomutskogo-gidrouzla-sm-prokudinym-gor Там же кратко рассказано о тех методах, которыми он пользовался для получения цветного изображения.

Обычно, когда речь заходит о коллекции фотопластин с тройными цветоделеными негативами (находящейся в Библиотеке Конгресса США), её зачастую называют коллекцией работ Прокудина-Горского. Что, в общем то, не совсем точно: Сергей Михайлович, безусловно был организатором съёмок, владельцем съёмочного оборудования и фотомастерской, но он не мог обойтись без помощников. Конечно, чаще всего, невозможно определить, кто именно стоял у аппарата (он сам, или ассистенты), кроме, пожалуй, тех случаев, когда на снимках запечатлён сам Сергей Михайлович. Поскольку конструкция камеры не предусматривала возможность сделать то, что мы называем”селфи”, ей в этом случае определённо управлял кто-то из помощников.

О тех, кто ассистировал Прокудину-Горскому в его экспедициях, известно не так уж и много. Тем удивительнее, что исследователям творчества Сергея Михайловича иногда все же удаётся не только установить личность кого-то из его ближайшего окружения, но и составить довольно подробную биографию.

Одним из таких людей, совершенно неожиданно оказался наш земляк, выходец из крестьян села Курово Николай Максимович Селиванов. То каким образом удалось установить его личность – по сути, целое расследование, практически детективная история, ознакомиться с которой можно на форуме Международного научного проекта, посвященному творчеству Прокудина-Горского, там Н.М. Селиванову посвящена целая ветка: http://forum.prokudin-gorsky.org/viewtopic.php?f=7&t=169

Что же удалось узнать о Николае Максимовиче? Родился он в 1892 году, 26 марта (8 апреля по новому стилю), умер 19 марта 1957 года. Две даты, а между ними человеческая жизнь.

Увы, но часто люди пренебрегают историей своей семьи, своего рода. Документы и фотографии, представляющие историческую ценность отправляются на выброс. Но в случае с Николаем Максимовичем всё оказалось иначе. У его внучки, к счастью, сохранился богатый семейный архив. Некоторый фотографии и документы из этого архива я приведу здесь, с остальными можно ознакомиться по приведённой выше ссылке.

Итак, Николай Максимович Селиванов в 1909 году (фрагмент снимка, сделанного во время поездки по реке Свирь, в деревне Остречны):

На этом снимке Николаю Максимовичу 17 лет.

А это снимок из семейного архива внучки Селиванова, на котором он изображен в зрелом возрасте:

Известно, что Селиванов сопровождал Прокудина-Горского во многих экспедициях, где-то его можно найти на снимках. Есть прямое упоминание о Николае Максимовиче в статье о съёмках Льва Толстого в Ясной Поляне в мае 1907 года:

“Забрав приборы и всю необходимую лабораторную обстановку, я с моим постоянным сотрудником Н. М. Селивановым отправился к Толстому”.

Текст статьи полностью: http://forum.prokudin-gorsky.org/viewtopic.php?p=1858#p1858

Из той информации, что предоставила внучка Николая Максимовича:

«Он родился 26 марта (старый стиль) 8 апреля (нов. стиль) 1892 года, умер 19 марта 1957 года. Мой папа всегда гордился своим отцом и бережно хранил все документы, связанные с ним. По рассказам папы, дедушка был скромным веселым человеком, любил сюрпризы и розыгрыши. Например, мог незаметно покинуть гостей и вернуться переодетым до неузноваемости. Из преданий помню папины рассказы о путешествии дедушки по Туркестану: поезд шел очень медленно и Николай Максимович успевал спрыгнуть, набрать черепах и накидать их в тамбур. Как однажды он проснулся в палатке со скорпионом у горла на груди, который грелся – ночи в пустынях холодные. Николаю Максимовичу удалось подозвать к себе козу и скорпион сполз. Оказывается, скорпионы не переносят козлиного запаха, на такой случай и была в экспедиции коза. Мне рассказывал папа, как его отец обеспечивал свет (держал специальные лампы) при фотографировании царской семьи. А ещё, Николай Максимович рассказывал, что когда экспедиция Прокудина-Горского была закончена, они сделали для царя альбом с лучшими фотографиями и предстали перед Николаем II, то он небрежно посмотрел и велел отдать альбом цесаревмчу играть. Прокудин-Горский был разочарован, ведь он терпел убытки: обещанное финансирование экспедиции царем не было осуществлено и Прокудин-Горский вложил свои средства. В последствии дедушка был поощрён царем.
Когда Прокудин-Горский уезжал в эмиграцию, то оставлял свою квартиру на Большой Подъяческой моему дедушке, а там была дверь расписанная всеми знаменитыми художниками. В то время все всего боялись и Николай Максимович отказался.
… отец Николая Максимовича был крестьянином, отставным солдатом и служил на кондитерской фабрике Л.Ф.Тиде в Москве (есть докуметнт), сапожником он не был. Там в Москве, Николай Максимович закончил 3 класса городского училища на Броницкой 32, а по переезду в Петербург – 4 класса Общества Поощрения Художеств. Его работа, за которую он получил первое место, до сих пор хранится у нас».

Теперь перейдём к некоторым документам из семейного архива Селивановых.

Документы о предоставлении отсрочек от призыва в армию:

Собственно говоря, именно из этих документов была получена информация о том, что Селиванов происходил из крестьян села Курово Алпатьевской волости Зарайского уезда. Впрочем, пока нет точных сведений о месте рождения Николая Максимовича. Неизвестно, родился ли он в Курове, или оттуда происходили его родители.

Следует учитывать, что шла Первая Мировая война, и армия остро нуждалась в пополнении. Видимо, Николай Михайлович являлся действительно ценным специалистом, а дело, которым он занимался было государственной важности, раз ему предоставили отсрочку.

Несмотря на то, что по словам внучки Н.М. Селиванов был скромным человеком, да и Прокудин-Горский в статье о посещении Ясной Поляны характеризовал его как “мой сотрудник, скромный и конфузливый до дикости”, Николаю Михайловичу поручали достаточно ответственные задания:

После революции, с начала 20-х годов и до конца жизни, Николай Максимович проработал в Государственном оптическом институте в Ленинграде. Увы, но он не оставил мемуаров. Кое-что из его воспоминаний известно только со слов родственников. Но дошедший до наших дней архив, безусловно богат ценными сведениями о творчестве Прокудина-Горского.